Wise-Travel - отзывы туристов со всего мира
Вход войти    регистрация
 
 
 

Путешествуйте с нами


  • Делиться впечатлениями
  • Писать отзывы
  • Добавлять фотографии
  • Создать свою карту путешествий
  • Общаться и находить друзей



регистрация простая и не займет много времени


Другие интересные отзывы

Древняя столица древнего царства

Уехать из Андона оказалось не просто. Дальше мы собирались в Кёнджу - одну из древних корейских столиц. Выехать же решили пораньше, заведомо узнав расписание автобусов. В кассе Антон внятно и четко сказал, куда нам нужно, и получил уже ставшие нам привычными билеты с кучей корейских "иероглифов". К нашему удивлению, они оказались необычайно дорогими. Да и время в пути, судя по ним, предполагалось целых четыре часа, хотя, по карте, до Кёнджу было меньше ста километров. "Не иначе, как по старой дороге без туннелей через горы поедем!" - решили мы.

У платформ кто-то из водителей, взглянув на наши билеты, проводил нас к нужному автобусу. Через пять минут, точно по расписанию мы тронулись в путь. И тут случилось странное...
Как водится, Антон достал свой КПК с GPS-навигатором и принялся отслеживать наш маршрут. С недоумением глядя на карту, вскоре он полез за билетами. К этому моменту Антошка, в отличие от меня, уже кое-как различал буквы корейского алфавита. Несколько раз сверив билеты с картой в GPS-навигаторе, он произнес:
"Кажется, мы едем не туда!".
"Как это не туда? - удивилась я. - Куда же?"
"Кажется, в Сеул. Вот гляди, - Антон сунул мне под нос билеты и показал на какую-то строчку иероглифов. - Вот это название города, куда едет автобус. И начинается он явно не на букву "К". К тому же, по GPS мы едем в сторону Сеула.
Что за дела? Мы вскочили с места и понеслись к водителю.
"Куда мы едем? - спросили мы. - В Сеул?"
Водитель по-английски не говорил, но его жесты понять двусмысленно было невозможно. Да, мы ехали в Сеул! И именно Сеул, как пункт назначения, стоял в наших билетах. К счастью, мы еще не успели выбраться из Андона. А потому вышли на ближайшей же остановке, пересели на городской автобус и снова отправились на автовокзал.
Там мы тотчас нашли кассира, который продал нам билеты. Увидев нас, он казался искренне озадаченным и что-то лепетал по-корейски. Билеты на Кёнджу мы получили сразу. Но у нас сложилось впечатление, что он сильно недоумевал, почему мы вернулись, и был уверен, что поступил правильно. Я, конечно, понимаю, что для нас, как и для европейцев, корейское произношение воспроизвести сложно, и что Антон мог произнести слово Кёнджу с сильным акцентом. Но как кореец в кассе мог принять Кёнджу, пусть даже названное с акцентом, за Сеул, я понимать отказываюсь! В общем, логику этого происшествия мы так и не уловили.
К нашей радости, ближайший автобус в Кёнджу шел всего через полтора часа, и вскоре мы уже были на месте.


Некоторые специалисты считают, что Кёнджу был столицей Силлы - одного из государств-предшественников современной Кореи - почти на протяжении целого тысячелетия. Но вероятнее всего, это не совсем так. В наличии имеются лишь документы, свидетельствующие, что Сорабол (так Кёнджу назывался раньше) был столицей Силлы в четвертом веке, а еще, что в то время история Силлы не особо записывалась, зато разом "написалась" в пятом веке, причем сразу на шесть столетий назад. В этом самом пятом веке Силла уже активно процветала и мощно законтачилась со своими соседями - государствами Пэкчэ и Когурё. Ну, а чтобы казаться в их глазах круче, видимо, и придумала себе историю, по которой существовала якобы еще до новой эры. На самом деле, известно, что Пэкчэ и Когурё были ее древнее. А потому можно точно сказать лишь то, что Сорабол-Кёнджу был столицей с середины четвертого века по 927 год, то есть 600 лет, что, согласитесь, в принципе, тоже немало. После этого Силлу захватило новое государство под названием Корё, но это уже другая история.
Так вот, Силла была государством вполне продвинутым и довольно-таки богатым. В нее на протяжении почти всего времени существования стекался нехилый поток эмигрантов из соседних стран. Но эмигранты в ту пору были, не в пример нашим гастарбайтерам, неплохими специалистами, и благодаря им Силла крепла и богатела. А еще унаследовала лучшие черты их культур, в том числе китайской династии Тан, и в итоге создала у себя собствнную уникальную культуру. Мастера Силлы прекрасно строили здания из камня и дерева, обрабатывали золото, бронзу и железо. С тех пор сохранилось немало красивейших изделий тончайшей работы. В общем, время с 600 до 750 годы было в Силле самым прекрасным, и многие назвают его Золотым веком Кореи. А потом правительство Силлы расслабилось, начало устраивать для себя любимого сплошные пьянки да гулянки, и народ восстал. А восстания, как оно обычно бывает, привели к краху страны.
Сейчас Кёнджу - это одна из сокровищниц Южной Кореи. Это - своего рода, музей под открытым небом. Причем не простой, а целиком взятый под охрану ЮНЕСКО. Удивительное дело, но здесь уцелело множество зданий, построенных во времена Силлы. Даже, когда мы только подъезжали к Кёнджу, нас удивили деревни с домами, сплошь построенными в национальном корейском стиле - с загнутыми вверх черепичными крышами, такими, какие мы уже не единожды видели в фольклорных деревнях. Я не знаю, были ли они тут старинными или просто сделанными под старину, но в них здесь реально живут люди. Точно такие же дома мы потом встретили и в самом Кёнджу.
Одна из улиц Кёнджу.


Ходить по достопримечательностям Кёнджу можно не меньше трех дней. Их здесь неимоверное количество. А, так как времени у нас было совсем немного (вечером мы собирались уже переезжать в Пусан), мы выбрали четыре: старинную обсерваторию, грабницы местных ванов, пруд Анапчи и монастырь Пульгук-са, построенный в шестом веке.
Обсерватория Чомсондэ. Она считается визитной карточкой Кёнджу и главной здешней достопримечательностью.


Посроили ее в 647 году и, по сути своей, это самая древняя оберватория в Восточной Азии. Внешне она являет собой небольшую каменную башню с квадратным окном посередине. Впрочем, есть одна очень интересная история. Хотя сейчас и принято официально думать, что Чомсондэ - именно обсерватория, многие ученые считают, что это не так. Например, говорят, что башня построена из 362 камней, и что их количество соответствует количеству дней в лунном календаре. Но на самом деле, в лунном календаре 354 дня. Утверждают, что у башни 28 уровней - в точности столько, сколько дней в лунном месеце. Но в среднем в лунном месяце 29,5 дней, а у башни, если посчитать, 27 уровней без лежащих снизу и сверху квадратов и 30, если считать с ними. Еше говорят, что она своими верхними гранями ориентирована по сторонам света. Но компас и тут показывает расхождение в целых 15 градусов. В общем, для чего жителям Силлы служила эта башня, так до сих пор и не известно. Но самое странное, что никто толком не может понять, зачем в башне квадратное окно. Находится оно на высоте в несколько метров, а внутри как раз по его уровень все засыпано землей. По идее, окно считается входом. Но почему он тогда сделан так высоко?
Кстати, корейцы до такой степени гордятся своей Чомсондэ, что повсюду понастроили ее копий. Вот, например, такую мы видели в Сеуле. Сделана она в натуральную величину из... автомобильных фар!


А еще неподалеку от обсерватории в Кёнджу есть плантации лотосов. И, хотя, когда мы там были, лотосы уже не цвели, все равно место произвело славное впечатление.


Гробницы. Вообще-то, если честно, они совершенно не производят впечатления печальных захоронений. Это высокие, поросшие веселенькой травкой и кое-где деревьями холмы, разбросанные по всему городу. Куда бы вы не пошли в Кёнджу, вы обязательно наткнетесь на них.


Сами корейцы к гробницам относятся весьма спокойно. Мало того, среди особенно, на их взгляд, живописных, они разбили парк, и теперь по нему вовсю гуляют влюбленные парочки и мамы с колясками. В путеводителях пишут, чтобы туристы не вздумали забираться на вершины холмов - это ж могилы все-таки! Однако, мы буквально на каждом из них встречали тропинки, ведущие наверх, и взбирались по ним исключительно корейцы. Вот такое, понимаешь, отношение к древним ванам, членам их семей и важным лицам, похороненным здесь.
Гробница, поросшая деревьями.


Первое захоронение появилось в Кёнджу в 284 году. В летописях сказано, что тогдашний ван по имени Мичу очень заботился о своем народе, и благодарные подданные таким образом решили увековечить его память. В принципе, строить гробницы корейцы научились еще в третьем веке до новой эры, и на территории Северной Кореи их очень много. Гробницы сии делали даже многокомнатными, в них клали не только самого покойника, но и всякие ценные вещи, а стены украшали рисунками и резьбой. Считается, что Силла лишь позаимствовала эту идею.
Сейчас в Кёнджу одну из гробниц можно посетить и подробно осмотреть, как она была устроена. Называется она Чома-чён. И, разумеется, Антошка от визита туда отказаться не смог.
Так выглядит вход.


Внутри фотографировать категорически запрещалось, да и, честно говоря, у меня, даже несмотря на то, что останков похороненного здесь когда-то вана уже не было, такого желания не возникало. Гробница оказалась однокомнатной. Мы вошли внутрь и погрузились в полумрак. Лишь разрез того места, где раньше находилась сама могила, был оствещен. Кстати, кому конкретно из царственных особ она принадлежала, ученые так и не выяснили. Известно лишь то, что особа была действительно царственная, ибо вместе с его останками археологи нашли корону и еще какие-то золотые безделушки.
А строилась гробница вот как. Сначала делали комнату-могилу высотой в два с лишним метра. Изнутри ее обносили деревянными стенами. Туда помимо гроба с телом как раз и складывали разные необходимые в загробном мире вещи. Потом все закладывали камнями и сверху засыпали землей. В результате высота холма достигала не меньше пяти метров. Кстати, в той гробнице, где мы были, есть еще небольшой музейчик с откопанными из нее предметами: всевозможными украшениями, чашками-тарелками, наконечниками оружия и многим другим. Все это интересно, конечно, но, в целом, на любителя. Я, например, не очень балдею от заупокойных мест.
Пруд Анапчи. Этот пруд тоже времен Силлы. Вырыли его в 674 году, а рядом с ним построили дворец для правящей семьи, который оная использовала для пикников. Дворец до наших дней, конечно, не дожил, и сейчас вместо него тут стоят современные павильоны, в одном из которых можно увидеть его деревянный макет. А, вот, пруд очень даже дожил. Правда, изменил форму с круглой на изогнутую. Уже в наше время его решили осушить и почистить дно. И в результате, говорят, нашли целых 30 тысяч реликвий эпохи Силлы. В общем, неплохо так семейство ванов там гуляло.
Сейчас прудик снова заполнен водой и в нем даже плавают золотые и белые карпы.


Если обсерваторию Чомсондэ корейцы считают визитной карточкой города Кёнджу, то монастырь Пульгук-са они считают визитной карточкой всей Южной Кореи. И это даже несмотря на то, что за всю свою историю он несколько раз был почти полностью разрушен и восстановлен заново.
Строительство монастыря началось в 528 году. Но в то время порядки были жесткие, и для получения статуса Тэка-Рам, то есть Великого храма (а все, разумеется, этого очень хотели), в монастыре должно было быть не меньше 70 павильонов. Ясное дело, буддистам пришлось поднапрячься и достроили они его лишь к 774 году. Правда, до наших дней ни сохранился ни один павильон, а то, что вы можете видеть - это лишь мощная реконструкция, проведенная уже в наши годы.
Ну, так вот, монастырь назвали Пульгук-са, что значит - "надежда создать великую и славную страну". Спецы были тогдашние корейцы на названия. И начал он жить и процветать.


Нельзя сказать, что сейчас от того старинного Пульгук-са не осталось ровным счетом ничего. К удивлению совhеменных историков и археологов, монастырь буддисты древней Силлы возвели не сплошь из дерева, как тогда было принято, а большей частью из камня. И как раз эти каменные, скажем так, элементы архитектуры успешно сохранились. Например, лестницы главного храма. Их тут называют весьма поэтично: Лотос, Семь сокровищ, Белые облака и Голубые облака. Правда, лестниц всего две, но хитрые буддисты считают не их самих, а пролеты. По ним раньше поднимались в храм, а точнее, к воротам Фиолетового тумана (говорю же, падки были древние корейцы на всякие поэтические названия) только те, кто достиг нирваны, все остальные шли в обход, как сейчас это делают все туристы в независимости от пола, возраста и вероисповедания. Дело в том, что, даже несмотря на то, что лестницы каменные, камням, из которых они сделаны, уже 1200 лет. И постоянный поток туристов им вряд ли пойдет на пользу.

Совершенно спокойно к воротам Фиолетового тумана можно попасть с внутренней стороны храма и даже при желании поглядеть от них на площадь с балкончика. Такое название сии ворота получили из-за буддистского поверия, что от тела Будды исходило фиолетовое марево. А проход через них символизирует, что вы распрощались с земными страданиями и пришли в мир Будды. Честно скажу, узнали мы об этом уже после того, как побывали в Пульгук-са. Ну, да ладно. Может, теперь страданий в жизни хоть станет поменьше! Ждем-с!
Такие "товарищи" стерегут главный вход в монастырь.


Еще с древних времен в монастыре сохранились две каменные пагоды - Табо и Сокка. Мимо них пройти сложно, ибо находятся они в главном монастырском дворе. Правда, мы толком рассмотрели только одну из них - Сокка, вторая была на реставрации и стояла вся загороженная лесами. Пагоды небольшие (десять с небольшим метров) и внешне, прошу прощения у всех буддистов, очень напоминают детские пирамидки.
Это Сокка.


А символизируют они по одним данным мужское и женское начала, а по другим - бесконечность буддизма и самого Будду в бесконечности познания.
О пагодах есть легенда. Правда, она весьма специфическая. Жил да был некий резчик по камню Асадал, который как раз воздвиг пагоду Табо. Его работа всем понравилась, и ему поручили построить также и Сокка. Резчик взялся за дело и так в него погрузился, что даже перестал приходить домой. Ясное дело, его жене Асаньё такой расклад совершенно не пришелся по сердцу, и она явилась в монастрырь, чтобы встретиться со своим супругом. Но это у нее не получилось - монахи не пустили. Асаньё слышала, что, когда пагода Сокка будет построена, то ее отражение можно будет увидеть в ближайшем пруду. Не знаю, как уж себя надо было накрутить бедной женщине, но она пришла к пруду, села на берегу и стала ждать. В результате через пару ночей увидела отражение, бросилась в пруд и со словами "О, мой Асадал!" попыталась это отражение схватить. Так и утонула. Но не все так просто. Отражение оказалось не от новой пагоды Сокка, а все еще от Табо. Сокка Асадал к тому моменту еще не построил. Когда же, наконец, он ее воздвиг, монахи сказали, что жена ждет его у пруда (добрые такие). Он побежал туда, но было уже поздно. Короче говоря, у Асадала наступил шок, он стал бегать вокруг пруда, звать жену, а потом забежал в воду, крикнул в последний раз: "Горе мне! Я забыл тебя ради искусства, а теперь мне не нужно ни искусство, ни жизнь! Я тебя никогда не покину!" и тоже утонул. В общем, все умерли. А пагоду Сокка с тех пор называют "Пагода без тени".
Двор с храмом, где стоят пагоды.


Я не уверена, что сейчас в монастыре Пульгук-са есть все те 70 павильонов, которые были здесь раньше, но их тут действительно очень много. Монастырский комплекс являет собой ровные геометрические дворы. В центрах этих дворов находятся, как правило, павильоны-храмы для обрядов, молитв или обучения монахов. Внешне они практически ничем не отличаются от виденных нами раньше.


Вдоль стен дворов проложены галереи для гуляния.


Обратите внимание на потолки!


Еще!


А это украшение с ворот одного из храмов. Киса во гневе! :)


А сами дворы обычно соединяются меж собой каменными лестницами, порой, очень крутыми.


Еще в монастыре имеется живописный прудик. Но вряд ли это именно тот пруд, в котором утонули Асадал и Асаньё, ибо находится он все-таки далековато от пагод.


Ну, и, конечно же, павильон с колоколом "Эмилле". По одной из версий считается, что этот колокол занимает третье место в мире по своим размерам. В высоту он достигает 3,33 метра, в диаметре - 2,27 метра, а его вес составляет 25 тонн. Но в дебрях интернета я нашла информацию, что это не совсем так, и в мире есть около десятка колоколов больших по весу и размеру.


Тем не менее, такой жуткой легенды, как у этого колокола, я думаю, точно нет ни у одного другого. Кстати, не берусь утверждать, что это именно легенда, в ту пору (а колокол отлили в восьмом веке) возможно было все.
В общем, один из ванов решил отлить колокол в память о своем отце и захотел, чтобы звон у него был таким мощным и мелодичным, чтобы люди, слыша его, достигали просветвленности сознания. Но дело не заладилось. Ни умельцы Силлы, ни приезжие мастера не могли выполнить эту задачу: колокол либо трескался при отливке, либо издавал слабые глухие звуки. Тогда позвали провидца, и он предсказал, что колокол получится только в том случае, если в расплавленный металл перед самой отливкой будет брошен невинный ребенок. Ван вместе со своими чиновниками призадумался. Несмотря на жестокости того времени, принести в жертву дитя было как-то не комильфо. И вот однажды один монах ходил по Кёнджу и собирал милостыню. Зашел он в дом бедной женщины. "У меня есть только моя дочка, - сказала она, указывая на свою пятилетнюю девочку, и добавила в шутку, - если хочешь, забирай ее!" Монах посмеялся и ушел, а в монастыре рассказал об этом случае. Вскоре этот рассказ дошел до вана и чиновников, и они тут же обрадовались: какая мать согласится отдать свою малышку! А тут вдруг удача сама шла к ним! Вскоре чиновники пришли в дом женщины и стали отбирать девочку. Женщина плакала, говорила, что она всего лишь пошутила, но чиновники были неумолимы и увели ребенка. Теперь все было готово к отливке колокола. Несмотря на то, что девочка плакала и сопротивлялась, ее все равно бросили в котел с расплавленной бронзой. Ужасные крики сотрясли воздух. Когда ее тельце исчезло в расплавленном металле, наступила тишина.
В результате колокол отлили, и все собрались послушать, как он звучит. Когда по нему ударили, раздался чистый и мелодичный звон. Он продолжался до тех пор, пока все присутствующие не стали различать в нем: "Эмилле! Эмилле!" (что на старокорейском языке значило: "Мама! Мама!" - маленькая девочка так звала свою мать). Естественно, звон колокола все сочли прекрасным.
Правда это или нет, сейчас гадать бесполезно. Но ученые до сих пор ломают голову, почему этот колокол в отличие от всех прочих звонит так необычно. Сейчас он висит в павильоне. К нему можно даже прикоснуться (он расположен всего в нескольких десятках сантиметров над землей - буддисты ударяют по внешней стороне колокола специальным приспособлением, поэтому нет смысла подвешивать его высоко), но позвонить в него нельзя. Все-таки за 13 веков в "Эмилле" образовалась небольшая трещина...

Автор: annataliya

Автор: annataliya (все рассказы автора) (оценка читателей 4 из 5)

Комментарии
29 апреля 2015 9:13
!S!WCRTESTTEXTAREA000001!E!

ответить
 

22 декабря 2011 5:12
Absluotely first rate and copper-bottomed, gentlemen!

ответить
 


Оставьте сообщение:
 


Wise-Travel.ru — отзывы туристов

2007-2016, help@wise-travel.ru