Wise-Travel - отзывы туристов со всего мира
Вход войти    регистрация
 
 
 

Путешествуйте с нами


  • Делиться впечатлениями
  • Писать отзывы
  • Добавлять фотографии
  • Создать свою карту путешествий
  • Общаться и находить друзей



регистрация простая и не займет много времени


Другие интересные отзывы

Малайзия, часть 2

Кто-нибудь вообще представляет, где эта самая Малайзия находится? Я, например, не представлял, пока не вернулся оттуда и не открыл атлас. В самом деле, зачем знать географию, когда существуют авиадиспетчеры? На карте слева от Малайского полуострова находится остров Суматра. Он отделен Малаккским проливом. Справа - остров Борнео, он же Калимантан. Тысячу лет назад малайцы жили на полуострове и частично на Суматре по обе стороны от пролива.

История и символы


Это государство, состоявшее из множества султанатов, называлось Малаккой. Столица располагалась в портовом городе, который теперь почему-то пишется Мелака. Мелака обозначена на этой карте. В Историческом музее Куала-Лумпур на первом же стенде выставлены три черепа - восемь тысяч лет, сорок тысяч и пятьсот тысяч лет. Ну-ну. Невооруженным взглядом было видно, что черепа пластмассовые. Тем не менее, экспозиция как бы утверждала, что малайцы ведут свой род не от обезьян, а сразу от динозавров.

Малакка была довольно мирным образованием. Ни с кем малайцы не воевали, никуда не рвались. В 13 веке к ним приплыл первый исламский проповедник. Он убедил второго султана Малакки жениться на принцессе из города Пасай на севере Суматры. А в султанате Пасай ислам появился из Индии, которую как раз незадолго до того завоевали кочевники. Я думаю, султанам понравился обычай многоженства, и при третьем султане ислам был провозглашен единственной официальной религией Малакки, а оттуда начал распространяться на север в Таиланд, на восток по острову Борнео и на юг по Яве. Направление ислама, принятое в этих странах, называется суфизм. Насколько я знаю, это весьма умеренное течение.

При очередном султане случилось несчастье: в 1511 году Малакку завоевали португальцы. Малайцы на самом деле были сами виноваты, потому что из-за дрязг и интриг при дворе они незадолго до штурма города выгнали всех португальских торговцев и конфисковали их товары. Естественно, это не осталось незамеченным, и португальцы приплыли снова с целью навести конституционный порядок с помощью своего ограниченного контингента. В чем и преуспели. Султан лично выехал сражаться с захватчиками на своем боевом слоне, своим мужеством поддерживая дух обороняющихся, но удача была не на стороне аборигенов. Город Малакку разграбили и, естественно, сожгли. Правда, сам султан уцелел и даже смог восстановить свое правление к 1524 году. На самом деле португальцам не так чтоб очень это все было нужно, они действовали скорее из спортивного интереса и чувства шкурной справедливости. Лучше всего эту историю в нескольких словах описал Василий Павлович Аксенов:

[I]Закованные в сталь португальцы водрузили на потухшем уже вулкане свой
флаг, воздвигли путем нещадной эксплуатации островитян мощные крепостные
стены, и архипелаг превратился в португальскую провинцию, а Жоао-Нуньес да
Гаэтано стал губернатором.

Казалось бы, начался жестокий колониальный режим, но... годы прошли, и
мрачные аркебузники растворились среди местного населения, флаг изжевали
любопытные горные козлы, а грозный губернатор превратился в обыкновенного
бандюгу с большой дороги. Всякий раз, как у него кончался нюхательный табак,
он снаряжал галеон для разбоя и надолго покидал свои владения.[/I]


Так это было в точности или только похоже, уже не важно. Через тридцать лет португальцы из Малакки ушли, и на их месте на долгие годы обосновалась голландские торговцы. Малакка использовалась как форпост для торговли с Китаем. Примерно к началу 19 века голландцы начали тоже терять интерес к этому мероприятию. Зато к Малакке стали приглядываться англичане. Им нужна была промежуточная стоянка между Индией и Гонконгом. В 1819 году была заложена английская база в Сингапуре, а еще за сто лет до этого англичане обосновались на севере Малакки в городе Пенанге (на карте он отмечен как Джорджтаун). В итоге с голландцами англичане договорились полюбовно, и в 1824 году была организована совместная администрация. Еще через два года голландцев из нее выжили. В политику колонизаторы некоторое время не вмешивались, но впоследствии стало очевидно, что без этого невозможно. С султанами удалось договориться без больших заморочек, и впоследствии возникла колониальная Администрация Проливов. Эта администрация управляла Малайским полуостровом, Суматрой и Борнео. По договору с Малаккой, Администрация Проливов не вмешивалась в гражданское право, религию и местные обычаи. Этим по-прежнему занимались султаны на английские деньги.

В музее выставлены дагерротипные портреты английских администраторов и султанов на пороге 20 века. Разница поразительная. Уверенный ясный взгляд, осознание своей миссии и достоинство англичан абсолютно не соответствует виду каких-то обрюзгших опущенных безвольных малайцев, окруженных женами и грязными отпрысками. Там же в музее выставлены поразительные докладные записки английских наместников в метрополию. Они написаны превосходным современным бизнес-языком, очень четкие по форме и по сути, и обсуждаются в них совершенно жизненные темы: канализация и тропические болезни, строительство дорог и портов, развитие грамотности и медицины. Англичане же начали развивать и город Куала Лумпур, название которого в переводе с малайского означает "слияние двух грязных рек". Вначале это место действительно представляло собой просто грязное болото.

Дальше события понеслись вскачь. Малайцам пришлось принимать участие в Первой Мировой войне. Понятное дело, им это страшно не понравилось. Война воспитала первое поколение малайской интеллигенции. Стали возникать течения за независимость страны. Они подразделялись, как водится, на боевые партизанские отряды, творческую интеллигенцию (появились первые писатели, сочиняющие на малайском) и политиков. Появились прототипы демократических институтов типа собраний и провинциальных парламентов.

В 1942 году Малайзию оккупировали японцы. Вначале творческая интеллигенция обрадовалась, а потом взвыла. Японцы за короткое время понастроили концентрационных лагерей, заставили всех учить иероглифы и прославлять императора. Уже через год в стране бушевала партизанская война в пользу англичан. Но, как только англичане через три года вернулись, опять все пошло по новой. В 1948 году с убийства английского наместника началась война гражданская. Повстанцев финансировал Китай, и они называли себя коммунистами. Понять, чего они хотели, сейчас уже сложно. Коммунисты уничтожали все, что шевелилось: взрывали поезда, почтовые отделения, фабрики, шахты. В музее этому периоду посвящена отдельная любопытная экспозиция. Гражданская война продолжалась 12 лет, и в конце концов коммунистов вытеснили в Таиланд. Там, кстати, они воюют до сих пор.

Меж тем англичанам это тоже все порядком надоело. Около десяти лет они подготавливали конституцию и собирались плавно сваливать. Первый вариант, принятый в 1955 году, малайцев не устроил, потому что по нему страной все-таки правил британский наместник. Еще через два года англичане ушли совсем. 31 августа 1957 года, всего около 50 лет назад в Куала Лумпур на площади Независимости был поднят малайский флаг. При этом впоследствии из страны выпали карликовые государства Сингапур и Бруней.

Все фотографии ниже сделаны с площади Независимости, которая является историческим центром Куала Лумпур. Раньше на этой площади находилось большое поле для игры в крикет.


Флаг внешне странно похож на штатовский. Тому есть причина - Малайзия так и осталась федерацией независимых султанатов, напоминающей Штаты. Высота флагштока 91 метр. Вообще говоря, это немало. На заднем плане небольшой симпатичный особнячок - это музей малайской истории, из которого я вытащил все эти факты.


Вот этот музей крупным планом. Налево - старый колониальный почтампт и суд. Направо национальная библиотека.


Площадь Независимости строго прямоугольная. Она ограничена тремя улицами, а с четвертой стороны вереница исторических зданий, и дальше парк. По длинной стороне площади построено красивое здание с высокой часовой башней, которое называется дом султана Абдул Самада. Здесь с 1897 года располагалась колониальная администрация. Никакой султан здесь никогда не жил, это британская архитектура викторианской эпохи. Просто в момент постройки здания именно этот султан формально рулил Малайзией.

Между домом Абдул Самада и новой уродливой коробкой OCBC банка находится прекрасная старая ратуша. Ее на этом снимке не видно. Надо пройти влево.


Старая ратуша. Теперь посмотрим еще раз на здание колониальной администрации (дом Абдул Самада) с обеих сторон улицы.




Необычайно изящное здание, на мой вкус. До самого недавнего времени в нем размещался Верховный Суд. Сейчас, насколько я понял, внутренние помещения законсервированы для будущего.


В центре площади находится фонтан. Почему-то он не работает, хотя и должен.


Фонтан еще раз. Теперь продвинемся по площади к тому небольшому домику под черепичной крышей, который на левом части снимка.


Это старинное здание англиканской церкви. Естественно, церковь действующая. В Малайзии свобода вероисповедования.

Перед церковью еще один большой фонтан, символизирующий всю площадь.


Мердека - по-малайски это независимость.

Ну, и еще один бросок вперед по этой жаре. Надо решиться и перейти раскаленную улицу. Главное, и тени-то толком нет.


Фонтан-пень. А цветы-то какие!

Символы, вера и власть
В прошлый раз я остановился на христианской церкви, кажется? Посмотрим теперь на китайскую культовую лавку. Китайского населения в Малайзии примерно четверть. Вообще, китайцы - любопытнейшая нация. У этой нации экспанисия не социокультурная, а этническая. Если бы они несли в массы свою религию с такой же яростью, как исламисты или христиане, учить бы нам всем в школе Конфуция. При таких-то талантах...


Чайна-таун в Куала Лумпур. Главная торговая улица называется Петалинг, и она представляет из себя крытый базар со стеклянной крышей. В принципе, я видел много чайна-таунов в мире, и этот один из наименее интересных, на мой вкус. Никаких других достойных внимания ракурсов я там не заметил.

Пытался купить себе плавки на Петалинг-стрит, чтобы плескаться в гостиничном бассейне. А размер у меня XXL. Один остряк-продавец предложил купить две пары, чтобы, типа не уходить с пустыми руками. Но я не последовал его совету.


А это таоистский храм. Он совсем небольшой, но любопытный. В первый раз я заглянул в подобное заведение.


Но официальная религия в Малайзии, как я уже неоднократно упоминал, ислам. Исламский центр, музей ислама и самая главная мечеть находятся в одном месте, совсем недалеко от китайского квартала. Да там все на самом деле рядом. Центр города относительно невелик.


Это панорама сосредоточения исламских культовых зданий, снятая сверху с платформы метро.


Минарет главной мечети. Постройка очень современная.


Главная мечеть. Здесь ее зовут Национальной.


А это чаша перед входом в мечеть. Теперь повернемся на 180 градусов и посмотрим, что там у меня за спиной.


Думаете, это тоже мечеть? Вот и фиг. Это вокзал, построенный английскими угнетателями и колонизаторами. Сейчас он, конечно, уже не используется по своему назначению - слишком мал. Кстати, он очень неплохо вписывается в пейзаж.

Более старая и известная мечеть Джамек находится неподалеку от площади независимости за домом султана Абдул Самида. Там такие правила: неверным можно входить на территорию, но нельзя залезать на собственно молельную площадку. Фотографировать можно без ограничений. Очень приятный и нестандартный подход.

Вообще, запрет на фотографирование внутри культовых сооружений необъясним. Ведь не написано же об этом ничего в Торе, Библии или Коране. Поэтому, видимо, каждая церковь даже внутри одной религии устанавливает свои порядки сообразно взглядам ее иерарха. То есть, любой запрет - это чистейшая самодурь. В соборе Сакре-Кер на Монмартре фотографировать нельзя, а в мечети Джамек можно. Вот и хорошо, воспользуемся.


Вот эта мечеть. Немногочисленные верующие валяются внутри на полу. Они ждут клича муэдзина с башни, чтобы упасть на колени лицом к Мекке. Муэдзин начнет вещать минут через пять. Мегафон на крыше очень миленько дополняет ансамбль.


А это старая ратуша, сфотографированная со двора мечети. Понятно, что площадь Независимости в двух шагах, но через забор не перелезть.


И обратный кадр - мечеть, снятая от ратуши.

Переместимся теперь от религиозных символов к светским.


С точки зрения геометрии и цвета этот снимок мне представляяется идеальным. Отмечаю не без самодовольства, хе-хе.

Я стою перед Мемориалом Всем Павшим. Нет, не павшим войнам, просто гражданам. Всем, в том числе и коммунистам, и английским колонизаторам. За моей спиной обелиск.


Война первая мировая, вторая мировая и гражданская. Других не было. Скучная история, ни ига, ни нашествий, ни голодоморов... В Гражданскую войну погибло 11 тысяч человек за 12 лет. Тоска... Просто нечем гордиться. Вот то ли дело у нас... Но монумент хороший.


Такой вид открывается, если пройти по ступенькам в Мемориал. Как и везде, фонтаны живые и постоянно меняют геометрию, а то и вовсе затихают.




Государственное устройство Малайзии - федерация. Она по-прежнему состоит из 13 карликовых султанатов и пары федеральных территорий. В федеральном подчинении обе столицы, Куала Лумпур и Путраджайю. По принципу правления Малайзия - конституционная монархия. Короля-монарха называет Агонг. Правят только мужчины. Королева тоже будет Агонг, причем я не случайно пишу это слово с заглавной буквы. У монарха это последняя часть длинного мусульманского имени. То есть полностью монарха будут звать как-то вроде Остап Сулейман Берта Мария Бендер Агонг Пятый. А вот дальше - держитесь за стулья - монарх - это выборная должность. Короля и королеву выбирают сроком на пять лет без права переизбрания. За 49 лет независимости сменилось 10 агонгов (кто-то умер в процессе правления). В позапрошлом году был выбран Агонг Одиннадцатый.

Агонгов выбирают не всенародным голосованием. Есть Высший Султанский Совет. В него входят все тринадцать султанов, принцы, писатели, художники и политики. Состав Совета не постоянный и утверждается на его заседаниях, которые происходят три или четыре раза в год. Совет определяет текущие направления развития гражданского общества. И этот же Совет раз в пять лет выбирает короля и, автоматически, королеву. Король обязан быть из султанского рода, это существенное ограничение.

По конституции Агонг не имеет права вмешиваться в политику и финансы. Его сфера ответственности - исключительно гражданские дела и моральный климат в стране. А так правит премьер-министр. Кажется, он председатель победившей партии. Короче, британская модель. Странно, я сам живу при такой же модели, и даже уже голосовал на выборах не один раз, а как она в принципе может быть работоспособной - не понимаю. Как получается, что члены правительства могут утверждать как депутаты сами себе бюджет и сами себя контролировать - не понимаю. Но это к теме не относится.


Королевский дворец. Кстати... весьма скромный. Но в красивом месте. Внутрь не пускают.


У ворот можно постоять и помечтать. Если бы Агонгом был я... Если бы выбрали меня... Что бы я, интересно, с этим делал?


Караул. Господи, 37 градусов, а они часами стоят одетые! Удивительно.


Реплика тронов короля и королевы. Такие же во дворце в зале приемов.

Серия почти последняя, гастролирическая
Забудьте Париж, дамы и господа. Что знаете вы о еде? Да, мы все слыхали с детства, что все устрицы приползли в Париж, чтобы быть съеденными клошарами под Новым мостом. И что все коровы, радостно мыча, мнят себя разделанными под соусом камамбер с трюфелями и спаржей. И что все гуси выращивают свою печень, чтобы продать ее потом в парижской лавке по 100 евро за кило уже не в виде пошлого полуфабриката, а как фуа-гра. И что же, только из этих, отмечу, совершенно правдивых фактов делается смешной вывод, что лишь в Париже происходят самые яркие гастрономические оргазмы?! Я смеюсь, ибо нет предела человеческим заблуждениям. Поскольку для того, чтобы понять всю ущербность европейских пристрастий, надо всего лишь посетить скромный дешевый ресторанчик на первом этаже гостиницы в городе Куала Лумпур.

Я смело ввожу в оборот новый психофизиологический квазимедицинский термин. Я называю явление гастрономической импотенцией. В принципе, проявления этого возрастного недуга, поражающего всех без исключений, и мужчин, и женщин, можно наблюдать и на американском континенте. Вкратце это выглядит так: есть очень много очень вкусной еды, которую в принципе можно поглощать бесконечно. Часами. Все оплачено. А физических сил хватает только на первые сорок минут потребления. Причем отмечу, в моем пубертатном периоде эти проблемы не были столь ярко выражены. Я точно помню, что раньше я был способен сожрать куда больше. Вот так приходит старческая немощь, когда есть желание, есть возможности, но уже нет сил. В КЛ я питался всего один раз в день в семь утра. Больше не влезало. Естественно, я сильно страдал от своей неспособности как следует пообедать. Но пару раз я все же смог! Превозмогая себя, я все-таки дважды спустился в этот чертов ресторан вечером. Да, это было тяжело, особенно впоследствии. Но так было надо. Как истинный естествоиспытатель, я жертвовал своим здоровьем, чтобы добыть новые гастрономические факты. Тем не менее, из отпущенных мне судьбой шести ужинов я позорно слил четыре. А меню во многом не повторялось!

Я не знаю, что я там ел. Они сами не знали, что они там подавали. То есть знали, конечно, но на малайском или на японском. Что толку спрашивать. Названия блюд приводить бессмысленно, для нас это просто набор звуков. Ингредиенты иногда можно было угадать, а иногда нет. Продуктовый набор сосотоял примерно из 30-40 разнообразных явств утром и вечером, при этом можно было брать что угодно и сколько угодно. Обжорка завершалась невиданными тропическими фруктами и свежими соками из этих фруктов. Иногда блюда представляли собой изысканное совмещение несовместимого, например, мясной салат подавался в огромной выдолбленной сладкой папайе, а в тонкие пластинки копченой свинины заворачивались ягоды клубники. Внутри ананаса вполне могло оказаться что-то рыбное. Вот еще неплохое блюдо - утка в желе с манго и виноградом. Ну и прочие комбинационные изыски. Это как бы все мелочи. Я сейчас попробую описать подлинную экзотику. Я записывал кое-что на салфетке. Вот обрывки моих наблюдений:

Лангусты на барбекю были бесподобны. Я ставлю их выше лобстеров и, уж конечно, выше любых крабов. Приятная особенность лангуста в том, что его не надо разгрызать, добывая мясо из закоулков лангустиного организма. Съедобен только большой хвост, а клешней нет вовсе. Вкус - выше всех похвал.

Невероятное количество блюд можно приготовить из обычных баклажанов. Главное - что в баклажан запихать, и тогда он из гарнира превращается в самостоятельный шедевр. Начинка, впрочем, в большинстве случаев не идентифицировалась.

Очень был вкусен компот из полупрозрачных кусочков чего-то скользкого и упругого. Есть предположение, что это что-то когда было растением, а не животным. Я пытался вызвать в памяти аналоги. Корни лотоса? Маринованный молодой бамбук? Нет, нет, это что-то другое. Форма и вкус кусочков могут слегка меняться. Однажды я подозвал менеджера и потребовал объяснений. Он вызвал поварих. Они некоторое время посовещались, и доложили мне, что я ел компот из водяного кокоса.

Однажды на кусочках очень вкусной белой рыбки появились красноватые веточки чего-то непонятного. Я думаю, это была водоросль. Мелкий и густой кустик, каждый отросток длиной с сантиметр и толщиной меньше милиметра, разгрызается с хрустом, оставляя нежнейший привкус свежего лайма. Малосольный огурец с лимоном мог бы дать подобный букет, но в реальной жизни его надо многократно ослабить, чтобы было съедобно. Когда я хрустел этой водорослью, я чувствовал себя вполне счастливым. Жаль, что так недолго.

Оказывается, бывают двухсантиметровые микроскопические осьминоги красного цвета. В салате вместе с соленым огурцом это такая закусь, которой нет аналогов.

Еще одна интересная и странная закуска - моченые плотные коричневые стебли 2-3 сантиметра в диаметре. Я бы сказал, это очень близко к маринованным кабачкам или к черемше. Может быть, в тропиках черемша вырастает до такой толщины? Но они не были волокнистыми нисколько. Очень вкусно, хотя и солоновато.

А вот желтоватые длинные полосы были явно морского происхождения. Их тоже перемешивали с баклажанами. Как и любая морская растительность, они были скользкие, упругие и жевались со слабым хрустом. Вкус пряный, близкий к гвоздике.

Зато зверь, который я поначалу по неграмотности обозвал трепангом, не произвел такого хорошего впечатления. Кто знает, как называются толстые червяки с ромбовидным черным или белым хвостом? Они живут в хитиновых трубках. В русских озерах водятся их миниатюрные родственники, которые называются "шитики". Я их помню из очень далекого детства. Здесь те же шитики, только внушительных размеров, подавались на льду на половинке панциря в полусыром виде с лимоном. У них оказался неприятный привкус, и я предпочитал больших мидий, которые, конечно, тоже присутствовали в изобилии. С недавних пор этих червяков в панцире стали продавать и в Торонто, причем живыми. Я так и посматриваю на них с недоверием. Кстати, настоящий трепанг, как я обнаружил позже, выглядит иначе. Его хорошо смешивать с курятиной в устричном соусе.

Устрицы были лишь одного сорта, и не лучшего. Не знаю, насколько мои корреспонденты продвинуты в процессе смакования устриц. Вкус устрицы зависит от места, в котором она выращена. В хорошем устричном ресторане в меню указывается бухта, откуда привезен продукт. Доставка в цене устриц играет важную роль, потому что продукт должен быть живой к моменту его поглощения, так что вовсе необязательно самая дорогая устрица будет самой вкусной. Так, во время одной моей дегустации устрица по пять долларов за штуку из Чесапикского залива явно уступила качеством своей товарке из Новой Шотландии, которая была в полтора раза дешевле. В описываемых Вальтасаровых пирах ограничения на число уничтоженных робких созданий не было, но сорт их был все-таки не высший.

Перейдем к десерту. Что было намешано в пирожных, оставим на их совести. Лучше этого не знать. Все очень вкусно. А вот фрукты - фрукты... Более 20 лет назад в какой-то перестроечной передаче я услышал про желтые арбузы. С тех пор ни разу я не встречал даже упоминания о таких извращениях. Теперь могу сказать - мечта сбылась. Желтый арбуз слаще красного, и у него тоньше корка. Все остальное то же самое.

Хорошо, желтый арбуз я распознал. Распознал и фрукт дракона, хотя в Торонто он продается с белой мякотью, а в КЛ я ел ярко-красные плоды. Личи, папайя, гуава и азиатские груши тоже не вызвали ощущения новизны, этого добра и здесь хватает. А вот что такое - маслянистая интенсивно-желтая мякоть, многокосточковый фрукт, чем-то похожий на израильский шессик, но ни в коем случае не шессик? Они подавались только чищенные, я не имею представления о том, как этот плод выглядит целиком. Я бы не сказал, что он очень сладкий, скорее, как нектарина. На эти ломтики мы с коллегой налегали очень усердно.

Еще была маленькая красноватая штука по форме как груша, очень сочная, твердая и несладкая. Ближайшая родственница гуавы? [info]upita недавно просветила, что это водяное яблоко джамбу аир. Вкус освежающий, очень приятный.

Сыры были французские. Я, конечно, налегал на рокфор, но однажды вынесли что-то абсолютно деликатесное. Клянусь, цена такого сыра не меньше пятнадцати долларов за фунт! В Париже в сырном буфете такого чудного сыра не дадут, пожмотятся.

Ну, там всякие мясо, рыба, креветки, крабы, курица, овощи оставляю за скобками.

Неделя блаженства, знаете ли.


На снимке в тему аккуратный ресторан в центре КЛ.

Наш ресторан работал с шести утра до десяти вечера. На последний день я заказал такси на пол-седьмого, чтобы впритык успеть к гонконгскому рейсу и все-таки оторваться напоследок. В начале шестого встал, собрался и ровно по часам вошел в буфет. Я был первым. Привычно закидал на тарелку мидий, псевдо-трепангов и устриц, потом отдал дань сыру и сладким салатам. Так, холодная утка, рыба, что еще? В последний раз ударить по фруктам, десерт, пару стаканов сока, скажем, киви и манго. Все, конец, ваше время истекло. Любой карете когда-нибудь приходится превращаться в тыкву.

В огромном открытом холле гостиницы я рассчитался за пребывание. Вокруг прилавка шатался какой-то мужик, поигрывая ключами зажигания. Увидев меня, он страшно оживился. Сэру в аэропорт? Сто рингитов (малайская денюжка называется рингит) не покажется сэру много? Хорошо, тогда девяносто. Сэр ждет такси? Такси наверняка не придет. Они забыли, вот пусть сэр сам убедится. И через десять минут сэр действительно в этом убедился. Мы загрузились в очередной Протон и покатились под пальмами к хайвею.

- Скажите, - начал я интеллигентную беседу, - что там за история с мостом?

Накануне все газеты были полны комментариев по поводу эпохального решения премьер-министра. Он решил снести новый недавно построенный мост в Сингапур.

- Да, сэр. - Водитель говорил "да сэр" на колониальный манер. Получалось нечто вроде "йес-са". - Плохая история, сэр. Вы знаете, кто такие сингапурцы? Это же китайцы.
- Ну и что?
- А то, что китаец скорее руку себе отрежет, чем будет вести честный бизнес не с китайцем. Сэр из Канады? Там много китайцев?
- Конечно, где их мало.
- Сэр видел когда-нибудь, чтобы в Канаде китаец работал не с китайцем?

Да, это интересное наблюдение. Действительно, китайские фирмы все очень мононациональны.

- Сэр знает, что Сингапур - это наш остров? Малайзия отдала этот остров безвозмездно. Трое соседей у нас. С Таиландом - прекрасные отношения. С Индонезией - прекрасные отношения. А Сингапур все время хочет на нас сделать бизнес. Наш прежний премьер-министр решил построить в Сингапур новый мост. А сингапурцы сказали, что за это они хотят, чтобы их истребители взлетали в нашу сторону и чтобы мы им дали наш песок для строительства их небоскребов!
- Вам жалко песка?
- Нам ничего не жалко. Пусть берут. Но не за мост, а за деньги! Сэр знает, сколько в Сингапуре денег? Они могут скупить всех в округе!
- Ну, построили бы свою половину, они когда-нибудь достроили бы свою.
- Вот так и произошло. Только наша половина уже начала разваливаться, а они свою так и не строят. А на поддержание моста тоже нужны деньги. Поэтому наш новый премьер-министр решил и нашу половину разрушить. А прежний премьер, который ее построил, конечно, против такого решения. Поэтому в газетах столько шума.
- Понятно.
- Сингапурцы, сэр, это не малазийцы. Сэр заметил, какие здесь прекрасные люди?

Я абсолютно искренне подтвердил, что заметил. Потом дежурно пожаловался на жуткий климат и рассказал ему про снег и про лыжи. Водитель понимающе захихикал.

- Малайзия, - сказал он, - лучшая страна в Азии. Лучшая! Индонезия намного хуже, Таиланд... где-то рядом, но все-таки хуже. Вьетнам, Лаос, Кампуччию вообще сравнивать нельзя. Сэр должен приехать сюда еще раз. Вы, наверное, женаты? Приезжайте в отпуск. У нас такие курорты, такие пляжи, такое море. Приезжайте всей семьей, не пожалеете.

Я поведал ему про свою семейную жизнь, а также быстро прикинул в рингитах, сколько будет стоить билет из Канады на двоих.

- Канада богатая страна, сэр. Вы много там зарабатываете, сэр.
- Не до такой степени. Да и потом, на самом деле, примерно то же самое. А вот, если мы заговорили о женах, как назначается королева-агонг? Если король мусульманин, то у него же не одна жена? А кто тогда королева?
- У короля, как и у любого мусульманина, может быть до четырех жен. Сэр знает, почему у мусульманина может быть четыре жены?
- Знаю, знаю. Стадо верблюдов.

Водитель был явно разочарован, хотя вида не подал. По-видимому, это был его коронный номер. Я действительно слышал эту легенду уже лет двадцать назад. Во времена Магомета на обслуживание среднего стада верблюдов в Аравии необходимо было четыре женщины и один мужчина. Магомет только записал в Коране это соотношение без объяснения причин. При таком подходе женщин не хватает, и их надо выкупать. Появляется традиция калыма. А у северных народов, там, где необходим большой объем тяжелой работы, в общине на пять мужчин должно быть четыре женщины. Женщины в этой практике лишние рты, и при замужестве за них надо приплачивать. Возникает традиция приданого.

Накануне в газете я прочитал интересную историю про то, как у парня не было денег на калым, а жениться очень хотелось. Тогда он напечатал деньги на принтере с одной стороны листа и вручил пачку резаной бумаги матери невесты прямо перед свадьбой, рассчитывая, что потом как-нибудь дело устроится. Но будущая теща оказалась не промах и подняла вой. Свадьба расстроилась, а парню теперь светит восемь лет за фальшивомонетничество.

- Сэр очень образованный человек. Королева - это первая жена. Она не выбирается, она назначается автоматически.
- А если первая жена не самая любимая? Вдруг король захочет видеть рядом с собой другую королеву?
- Сэр, у мусульманина не может быть нелюбимой жены. Все жены должны быть одинаково любимыми. С нелюбимой надо разводиться. Первая жена всегда главная. Только ее сын может стать новым султаном после смерти отца. Вот если у нее нет сыновей, тогда это будет сын второй жены, и так далее. Дети последней жены скорее всего будут только принцами. А вообще, согласитесь, нигде нет такого, чтобы выбирали короля. Малайзия - лучшая демократия в мире!
- Да уж, демократия. Кто еще сажает в тюрьму на три года за поцелуй?
- Да, сэр, была такая история. Но это же шариатский суд. Он засудил мусульманскую пару. Никто не может вмешиваться в постановления шариатского суда. Разве в Канаде обсуждаются решения суда?
- Ах, они были мусульмане. А если бы они были китайцы?
- Ну, целоваться бы им не дали все равно, но судить бы их никто не стал. И я считаю, что запрет на уличные поцелуи очень правильный. Это дети могут увидеть, и вообще как-то неприлично.
- А нескольких жен мусульманину иметь прилично?
- Сэр, давайте разговаривать как мужчина с мужчиной. Разве можно прожить всю жизнь с одной женой? Это нереально. Разве лучше ходить к проституткам или изменять жене? Болезни всякие... Зачем это надо? Несколько жен куда лучше. Коран запрещает измены и проституцию под страхом очень тяжелых наказаний, но разрешает нескольких жен. И я считаю, что это правильно.
- Так женщин же на всех не хватит. Их же еще выкупать надо.
- Хороший мужчина обязан зарабатывать столько, чтобы обеспечить все свои потребности, а плохому мужчине незачем иметь жену и детей.

Ого! Оказывается, я общался с человеком крайне правых взглядов. На минутку у меня захватило дух.

- Позвольте! А вы сами... как? Сколько у вас жен?
- Две, сэр. - Водитель смущенно хихикнул.

Две жены! Круто! Мне бы так! Ох, бедняга... На мгновение мне представилась трехспальная кровать, но нет, конечно, в Коране не может быть ничего такого написано. Мой собеседник меж тем раскрыл телефон-раскладушку. На первой фотографии улыбалась очень молодая и красивая, как они все, девушка.

- Я взял ее из Индонезии, - пояснил водитель, - там жены дешевле и проще найти.
- А первая жена как восприняла ваш брак?
- Она... - опять замялся и смущенно захихикал мой собеседник, - она была не очень довольна. Но я же мужчина! Я имею право по закону!
- Имеете, конечно, имеете, - успокоил я его. По-моему, в своем священном праве он сам не был так уж безусловно уверен.

Водила перелистнул фотографию. На экране появились очень симпатичные мордочки мальчика и девочки. На следующей картинке была немолодая женщина лет под сорок. Мне кажется, южанки очень быстро стареют внешне. Им многое дано в молодости, но и вянут они с опережающей скоростью.

- Я прожил с первой 20 лет, - сказал он, - сколько можно? А дети у меня очень хорошие. И я их очень люблю. Со второй женой я живу только девять месяцев, пока детей нет. Но я очень стараюсь, должно получиться. Ведь мне всего сорок.

Он тоже выглядел старше. Наверно, действительно сильно старается.

- Позвольте... А как же вы живете? Вы же обязаны обеспечивать обеих. Неужели вы все втроем проживаете в одной квартире?
- Нет, сэр. У меня слишком маленькая квартира. Я снял еще одну квартиру для новой жены.
- Но ведь это же дорого!
- Да, сэр, очень дорого. Мне приходится работать с шести утра до десяти вечера, чтобы оплачивать счета. И почти без выходных.
- А как же вы определяете, к кому вы идете ночевать? У вас есть график, как вообще жены знают, когда им готовить еду?
- Коран определяет, что всем женам должно быть одинаковое внимание, сэр. Одну ночь я сплю с одной женой, другую - с другой.

Ужас! Чего-то этот Коран того... Интересно, Магомет-то сам понимал, во что обойдутся его верблюды простому малайзийскому таксисту?

- Ну хорошо, я понял. Но ведь вам нужно иметь два комплекта трусов, носков, зонтиков... Сколько у вас зонтиков? Так же можно прийти к жене без зонтика, а наутро дождь, и что делать?
- Да, сэр, вначале были проблемы. Но как-то со временем они разрешились. В самом начале я собрал вместе своих жен и сказал им: смотрите, я мужчина, и я живой человек. По закону я имею право жить с двумя женами, но я не святой, и у меня есть недостатки. Я не могу всего сразу. И если я покупаю плазменную панель в один дом, то во втором некоторое время придется удовольствоваться старым телевизором. Но я поклялся им, что я сделаю все, чтобы содержать обе семьи примерно на одинаковом уровне.

Из-за пальм показались футуристические постройки аэропорта. Машина припарковалась у бортика.

- Сэр, - торжественно сказал водитель, - вы очень интересный человек, сэр. Я верю в то, что мы еще с вами встретимся. Когда будете снова в Куала Лумпуре, найдите меня, пожалуйста.
- Конечно.

Я подхватил сумки и ступил на пандус. Оглянулся на отъезжающий автомобиль. Черт! Я же забыл спросить, как его зовут. Впрочем... Какая разница.


Гроза зацепилась за горы вокруг аэропорта Гонконга. На горизонте жилые дома, взлетает лайнер с эмблемой Malaysian Airlines. Я как-то по телевизору видел как в Гонконге взрывают квартал шестнадцатиэтажек. Это, оказывается, малоэтажная застройка, жилой дом должен иметь высоту в 40-60 этажей. Такая жизнь тяжелая у этих азиатов.

Апрель 2006

Как ни странно, еще про эту страну...

P.S. Меня как-то раз спросили, что смотреть в КЛ? Маршруты российских туристов ныне неисповедимы. Давайте попробую ответить здесь и всем сразу.

Видите ли, КЛ, по моему разумению, город не туристский. В нем классно жить, но достопримечательностей можно набрать лишь на день-два осмотра. Давайте суммировать. Площадь Независимости - очень милый архитектурный ансамбль в колониальном классическом стиле. Рядом за углом любопытная мечеть Джамек. Башни Петронасы - естественно. Вход в них бесплатный, но билеты надо брать в очереди с раннего утра. После пол-девятого утра билеты кончаются. Есть несколько любопытных небоскребов, особенно потрясающая башня Университета. К этой башне надо ехать на метро. Очень большой и интересный парк и зоопарк. Это местная гордость. Там я не был, потому что жарища одуревающая, не до парков. Музеи бесплатные или почти бесплатные. Я был в одном - на площади Независимости и описал все, что запомнил, в своем рассказе. Это любопытно. Я два часа в нем провел. Второй - Национальный музей - это сборник артефактов и раритетов местной жизни. Я в него заглядывал, но внутрь не пошел. Там все - от туземных тотемных столбов до антикварных малазийских автомобилей.

Очень рекомендую океанариум, он сделан великолепно. Океанариум расположен под City Centre, от башен идти минут двадцать. Туда можно пройти по подземному коридору

Автор: misc2000 (все рассказы автора) (оценка читателей 4 из 5)

Комментарии
24 января 2012 11:58
Finally! This is just what I was lokonig for.

ответить
 


Оставьте сообщение:
 


Wise-Travel.ru — отзывы туристов

2007-2016, help@wise-travel.ru